Иосифо-Волоколамский монастырь и его социально-хозяйственная деятельность в конце XIX – начале XX веков

Исследование посвящено предстоящему в 2015 году 500-летию преставления прп. Иосифа Волоцкого.

«Руками же Апостолов совершались в народе многие знамения и чудеса; и все единодушно пребывали в притворе Соломоновом. Из посторонних же никто не смел пристать к ним, а народ прославлял их. Верующих же более и более присоединялось к Господу, множество мужчин и женщин, так что выносили больных на улицы и полагали на постелях и кроватях, дабы хотя тень проходящего Петра осенила кого из них. Сходились также в Иерусалим многие из окрестных городов, неся больных и нечистыми духами одержимых, которые и исцелялись все». (Деян. 5:12-16)

Часть I

 

       Конференция в Лавре Эта статья посвящается социальному служению Церкви, как особого рода миссии к миру. «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою». (Ин.13,34-35) Согласно повелению Спасителя, Церковь особое своё внимание уделяет именно социальной направленности своего служения – т.е. служения нуждающимся. Во все века существования Христианства страждущие непрерывным потоком текли к воротам православных монастырей за помощью. Не исключение из этого правила составляет и обитель, основанная прп. Иосифом Волоцким.

       С большой долей уверенности можно сказать, что принцип и идея социального служения Церкви, как особого института человеческого общежития и существования в этой – земной жизни, в мировоззрении преподобного Иосифа имели особое значение.  Это убеждение определялось его уверенностью в необходимости укрепления не только духовного, но и хозяйственно-политического значения Церкви в жизни государства. Да и сама история основанной им обители пестрит фактами оказания помощи всем, кто обращался за ней к монастырю.

       Рассмотрим основные принципы монашеского устава, который ввёл прп. Иосиф в своей обители. Одним из основополагающих принципов личной жизни монашествующих он определял строжайшую аскезу и страх Божий, без которых невозможно ни праведное житие, ни спасение. Но не менее твёрдо прп. Иосиф отстаивал свой взгляд на необходимость владения Церковью и, в частности монастырями, определённым материальным богатством. Он был убеждён, что только богатая Церковь способна приобрести в обществе максимальное влияния. Но в то же время, он твёрдо настаивал, чтобы монастырские богатства направлялись на благотворительность и исполнение других социальных целей. Как пример, рассмотрим социально-хозяйственную деятельность Иосифо-Волоцкого монастыря в конце IXX — начале XX-го веков. Эти годы, с нашей точки зрения, особо интересны, т.к. позволяют проанализировать деятельность монастыря до Первой мировой войны, в её начале, в 1917 год – год двух переворотов и в годы Советской власти вплоть до закрытия. Этот бурный исторический период вновь раскрывает внимательному наблюдателю непреложный исторический факт – в самые тяжкие годы Церковь и, в частности, монастыри являлись не только духовно-нравственной опорой для всех страждущих, но и, благодаря обладанию значительными материальными ресурсами, всегда были надёжными защитниками от голода и других материальных проблем.

       К началу XX-го века Православная Церковь выполняла в Российском государстве важные хозяйственные и социальные функции. В этот период Иосифо-Волоколамский монастырь являлся уже не просто крупным духовным центром, но и обладал прочной материальной базой, обеспечивавшей не только внутренние потребности обители, но и позволявшей содействовать решению общегосударственных задач, в частности, вести широкую социально-просветительскую деятельность.

       Процветание обители обеспечивалось, в первую очередь, доходами от сдачи в аренду зданий, выстроенных на московских подворьях в 1877 и 1884 годах. Для примера приведем данные за 1910 год. Так называемое Старо-Иосифовское подворье на Ильинке дало 57560 рублей, Ново-Иосифовское подворье на Ильинке – 27380 рублей и Столешниковский дом – 14700 рублей. Итого: 99640 рублей арендной платы. [1] Кроме того, сравнительно небольшой, но постоянный доход на протяжении 200 лет монастырю давала сдаваемая в аренду мельница на реке Сестре. [2]

       К 1916 году монастырь имел во владении  163 десятины леса вблизи монастыря (дар удельного князя Бориса Васильевича Волоцкого при основании монастыря),  в 8 верстах от монастыря находилась лесная дача сельца Мащерова – 240 десятин леса, в т.ч. 40 десятин сенокоса, приобретенная в 1913 году, пахотной земли – 15 десятин, сенокосов – 50 десятин, под болотами  23 десятины, под водою (пруды) – 42 десятины. Всего монастырь обрабатывал собственными средствами с помощью наемных работников 427 десятин земли. [3] Было устроено несколько лесных питомников. Так, в 1900 году высадили 13000 сосен, 7000 елей, 1000 берез. [4]

  Получаемых доходов хватало не только на все внутрихозяйственные нужды:  В 1900-е годы был выстроен новый большой братский корпус, заново расписан Успенский собор. И в самом монастыре, и в скиту были проведены водопровод и канализация. Водоснабжение монастыря осуществлялось от артезианского колодца с помощью насосной станции. В 1911 году при архимандрите Нифонте конный привод на насосной станции был заменен нефтяным двигателем. Были устроены сети электрического освещения от собственной  электростанции. [5]

   Также, особое внимание уделялось духовно-просветительской и миссионерской работе. Большие средства шли на организацию приема паломников. В частности, всех бесплатно кормили. В некоторые годы число паломников приближалось к 40 тысячам, то есть в среднем кормили по 100 человек в день. Для этих целей была выстроена большая гостиница, где приезжавших размещали на ночлег. [6]

   Но монастырю требовались деньги не только на насущные нужды и на приём паломников. Проводилась широкая социально-просветительская деятельность – создавались и содержались различного типа социальные, учебные, медицинские учреждения:

1840 год – Открыто «домашнее» училище для детей монастырских штатных служителей.( Учитель – послушник монастыря.(1840, № 5)

   Помимо учебно-образовательной деятельности, способствовавшей более успешной социализации и воцерковлению молодёжи, монастырь заботился и о «больных и сирых, хромых и слепых»:

Больница в скиту:

(1902 год – прошение о разрешение на строительство в скиту больницы-богадельни на средства, завещанные иеромонахом Сергием. (оп. 5, № 379). Больница на 12 мест.)

1900 год – Благодарность от уездного земского собрания за пожертвование в Ефремовскую школу (иконы преп. Иосифа, картины двунадесятых праздников, 25 руб. на учебные пособия). (оп. 5, № 359)

1892 год – на покупку облачений для Холмско-Варшавской епархии выдано 596 руб. (оп. 5, № 291)

1916 год – семья священника Адама Ждана, находящегося на фронте, в составе 9 человек проживает в гостинице и находится на содержании монастыря (оп. 4, 1916, № 1)

1900 год – Высажено саженцев: 13 тыс. сосен, 7 тыс. елей, 1 тыс. берез. Устроен новый питомник для выращивания сосен, елей, лиственниц, в трех питомниках выращивается береза. (оп. 5, № 362)

  Вполне понятно, что вышеприведённые цифры не могут во всей полноте раскрыть любовь и заботу, которые ощущали на себе все, кто приходил к монастырским стенам за помощью. Все эти меры, проводимые монастырём, безусловно, способствовали не только социализации населения, но и его христианизации. Тем самым воплощался завет прп. Иосифа о важном духовно-нравственном и просветительском значении монастырей в жизни страны.

Часть II [7]

 

       После октябрьского переворота положение Иосифо-Волоколамского монастыря резко изменилось. В январе 1918 года вышел декрет советского правительства «Об отделении церкви от государства и школы от Церкви» и началась национализация церковного имущества. У монастыря были отобраны московские подворья, здания гостиницы, школы, приюта, конфискованы средства с банковского счета. Местные власти отобрали большую часть земли. Осталось только 209 десятин в Буйгородской волости. [8]

10 января отдел народного образования Волоколамской уездной земской управы сообщает архимандриту Иннокентию: «к Иосифовской школе отнесены 2 деревни – Большое и Малое Стромиловы с числом детей школьного возраста в числе 46 человек и с оговоркою, в школу ходят и дети из деревень Клинского уезда (каких и сколько – не указано)». Монастырь содержит оба класса школы, но если бы возникли затруднения, то по закону земство обязано содержать первый класс (два комплекта). Второй же на учете не состоит в земстве и был бы ликвидирован. (оп. 4, 1918, № 1)

1918 год – 23 января настоятель архимандрит Иннокентий сообщает в Московский Епархиальный училищный совет: «церковная школа доселе содержится и будет содержаться на монастырский счет». [9]

       Осенью 1918 года в стране начались трудности с поставками продовольствия в города. В конце ноября в Теряево привезли первые группы детей из Москвы, где люди погибали от голода и холода. Детей и сотрудников детского дома разместили в зданиях за монастырской оградой. 1919 год – зимой монастырь снабжал квашеной капустой из своих запасов Теряевскую больницу, школу с общежитием, Волоколамский военный комиссариат. В связи с тем, что представители советской власти забрали в монастыре всю соль, монастырь просит у уездных властей соли, чтобы заготовить на зиму капусту. [10]

       Решением властей монастырь был преобразован в Иосифовскую сельскохозяйственную трудовую коммуну. Пришлось монахам подстраиваться под требования советских органов, налаживать новый «коммунистический быт». В связи с тем, что настоятель монастыря архимандрит Иннокентий (Бобцов) был уже немолод, коммуну возглавил казначей  иеромонах Пафнутий (Бовин). [11]

       В феврале 1919 года  коммуна обратилась в уездный земельный отдел с просьбой отвести в монастырской роще поляны для распашки. Власти согласились, но фактически землю так и не выделили. А когда начались трудности с топливом, земотдел принял решение о вырубке монастырского леса. Монахи подали прошение о прекращении вырубки леса, объясняя, что всегда берегли рощу, защищавшую местность от холодных северных ветров, покупая дрова для отопления и пиломатериал для построек. Но эти протесты оказались бесполезными. [12]

       Монастырь обирали: в частности, вывезли все запасы муки, соль. Но коммуна продолжала жить и трудиться на полях и огородах. Совершались и богослужения.

       27 сентября 1919 года епископом Волоколамским был поставлен Герман (Ряшенцев), бывший ректор Вифанской семинарии. Он прибыл в монастырь, но, увидев, что монашеской общины как таковой уже не существует,  вскоре переехал в Волоколамск, оставив всякие попытки изменить ситуацию. [13]

В конце 1919 года возникли новые трудности. «Вследствие малоземелья» губернские власти не утвердили создание коммуны. Заведующий уездным земельным отделом И.Н.Поляков предложил вместо коммуны организовать трудовую артель. [14]

       9 января 1920 года в Волоколамский земотдел поступило заявление организационного бюро о создании Иосифовской сельскохозяйственной трудовой артели «на началах братства и равенства в коллективной обработке и пользовании всеми земельными угодьями, постройками и инвентарем, находящимися в Буйгородской волости при самом монастыре и в Калеевской волости на монастырском хуторе». [15] Заявление подписали члены организационного бюро Пафнутий Бовин (иеромонах, казначей монастыря) и Нил Тютюкин (иеромонах, эконом и благочинный). В состав артели вошло 47 человек: монахи и крестьяне, некоторые вместе с детьми в возрасте от 4 до 18 лет. Позднее присоединилось еще несколько человек. В числе братии монастыря были и уроженцы Волоколамского уезда: иеромонах Виктор Смирнов (родом из д. Голубцово) и о. Герман Белов (из д. Муромцево).

План работы артели предусматривал выращивание хлебных злаков, овощей, плодов и ягод, ведение скотоводства и птицеводства, пчеловодство и прудовое рыбоводство. Весной начались полевые работы. Все делалось образцово, на совесть, как и в прежние годы. За счет церковных сборов оплачивался труд членов артели.

Но советскую власть такое благополучие на фоне общей разрухи не устраивало. Активно добивались полной ликвидации монастыря и руководители детских домов. Сотрудница Н.К.Крупской по Наркомпросу А.Л.Катанская, осуществлявшая планы организации в монастыре детского городка, писала властям о том, какое огромное влияние оказывает на людей великолепие крестных ходов и монастырских богослужений, и требовала немедленно закрыть монастырь, чтобы оградить детей от религиозного влияния.

2 июня 1920 года состоялось заседание президиума исполкома Волоколамского совета депутатов, где первым вопросом повестки дня слушался вопрос о ликвидации Иосифова монастыря. Присутствующие заслушали акт обследования монастыря комиссией исполкома и постановили: «Предложить отделу управления монастырь, как очаг эксплуатации и духовного порабощения, а также имеющийся при нем под флагом артели коллектив распустить и на основании декрета Совета народных комиссаров от 23 января 1918 года и инструкции Наркомгюста все имущество оставить в распоряжении исполнительного комитета». [16]

В соответствии с постановлением президиума Губернского исполнительного комитета от 7 июня 1920 года в Волоколамский уезд была направлена комиссия «для осмотра и принятия решения по делу ликвидации Иосифова монастыря». [17] В комиссию входили член Губисполкома Тросников, председатель Волоколамского уездного исполкома Соловьев и представитель губернского отдела народного образования Сироткина. Комиссия «пришла к единодушному выводу, что монастырь как религиозный центр потерял свое значение: общины верующих до сих пор не имеется, хозяйство ведется оставшимися монахами числом 30 человек, из коих 12 человек неработоспособны, и наемными рабочими за плату, числом 24, при коих находится 8 малолетних членов их семейств. Осмотренные жилые и нежилые помещения и пристройки могут быть использованы для нужд народного просвещения с целью организации там опытно-показательных учреждений в самом ближайшем будущем (школ Ӏ и ӀӀ ступени, дошкольного отделения и обще-показательного детского городка). Принимая во внимание все вышеизложенное, комиссия постановила: Иосифов монастырь, как религиозно-хозяйственную организацию, ликвидировать, религиозные храмы опечатать и передать губернской комиссии по охране памятников старины, искусства и природы. Все постройки, весь инвентарь, всю земельную площадь передать Губернскому отделу народного образования… Согласно постановлению местного исполкома земледельческую артель распустить». На архивном  деле Иосифовской артели надпись: «ликвидировано». [18]

   В 1989 году обитель передана Русской Православной Церкви. Игуменом монастыря стал митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим (Нечаев; †2003). С 1999 года монастырь является ставропигиальным. Трудами насельников обители, паломников, благотворителей восстанавливаются и украшаются храмы, развивается подсобное хозяйство. Согласно с традициями, возобновилась и социально-просветительская деятельность.

В заключительной части статьи еще раз хотелось бы обратиться к духовному и практическому наследию преподобного Иосифа Волоцкого, который своим действием придавал верховной государственной власти на Руси, светской по своей сущности, церковный характер. И в этом «оцерковливании» государственной власти он заходил так далеко, что смешивал светские законы с сугубо религиозными, христианскими установлениями. Смешение это в своем «Просветителе» пояснял так: «Если Святые отцы, бывшие на Вселенских и Поместных соборах, и наставляемые Святым и Животворящим Духом, расположили божественные правила, и законы, и слова Святых отцов, и Святые заповеди, которые от уст самого Господа, то сами же Святые отцы в древности со всем этим соединили и гражданские законы». В качестве примера преподобный приводил «Номоканон», в котором, по его же словам, «весьма сильно перемешались по Божьему промыслу божественные правила с заповедями Господними и изложенными Святыми отцами, а также с самими гражданскими законами».

Таким образам, прп. Иосифу была очевидна распространенность на все общество божественной, а значит и церковной миссии.

Список литературы:

  1. РГАДА, ф. 1192, оп. 5,, д.427,л.3
  2. ЦИАМ, ф.203,оп.673,д.170, л.1
  3. РГАДА, ф. 1192, оп. 4, д.2,л.1-2
  4. РГАДА, ф. 1192, оп. 5, л.362
  5. РГАДА, ф. 1192, оп. 5,, д.427,л.11
  6. РГАДА, ф. 1192, оп. 4, 1910, № 1
  7. Вторая часть составлена по материалам ЦГА Московской области, ф.4991, оп.1 (Дело Иосифовской с/х   трудовой артели Волоколамского уезда); ф.680, оп.4; д. 455.
  8. РГАДА, ф. 1192, оп. 4,д.4,л.1
  9. РГАДА, ф. 1192, оп. 4,1918,№1
  10. РГАДА, ф. 1192, оп. 4,д.1,1919г.
  11. ЦГАМО,ф.4991,оп.1 «Дело Иосифовской с/х трудовой артели Волоколамского уезда»
  12. РГАДА, ф. 1192, оп. 4,д.1,л.23
  13. Письма владыки Германа; с.90-94. М. изд. БСТБИ
  14. ЦГАМО, ф.4991, оп.1, Дело Иосифовской с/х трудовой артели Волоколамского уезда
  15. ЦГАМО, ф.4991, оп.1, Дело Иосифовской с/х трудовой артели Волоколамского уезда
  16. ЦГАМО ф.680,оп.4, д.455, л.15 Дело Иосифовской с/х трудовой артели Волоколамского уезда
  17. ЦГАМО ф.4991,оп.1, д.326, л.133 Дело Иосифовской с/х трудовой артели Волоколамского уезда
  18. ЦГАМО ф.680,оп.4, д.326, л.133  Дело Иосифовской с/х трудовой артели Волоколамского уезда

Православная энциклопедия, т. ХХVӀ.

Архимандрит Геронтий (Кургановский). Волоколамский Иосифов второклассный монастырь и его современное состояние. – СПб, 1903.

Презентация для доклада