Слово как средство профилактики девиаций у подростков

Одно из средств влияния на мировоззрение – слово. Истинная литература формирует у подростка стиль речи, мышления, влияет на образ жизни. Чем выше в нравственном смысле содержание художественного произведения или даже текста предлагаемой анкеты, тем больше слово заставляет задуматься и перейти через покаяние к преображению.

Человек – существо мыслящее и транслирующее своё мировоззрение на окружающих, т.е. диалогичное. Речь как свойство личности для объединения в общении является выражением внутреннего мира (свойство индивидуальности личности), направленным на объединение во мнениях – проявлением любви и диалогичности. Со всей очевидностью встает проблема «недиалогичности», конфликтности и агрессивности некоторых современных подростков.

А как быть вне диалога? Через обращенное к душе человеческой слово происходит осознание пути человека, намечается вектор жизни, и сама необходимость идти далее к преображению души.

 

Цель статьи – обозначить основные направления работы со словом в процессе духовно-нравственного развития современного подростка и профилактике девиаций у подростков.

Условно можно было бы выделить два основных направления.

Это собственно обращенную к подростку речь в диалоге: речь педагога, речь родителей, речь, запечатленная в художественных произведениях и адресованную потомкам, которым и являемся мы и подрастающее поколение.

С другой стороны, слово является и средством диагностики и определения уровня личностного развития современного подростка.

Понятно, что подростковый возраст как период становления личности нуждается в ценностных ориентирах. Это время повседневного общения и время, отведенное для умственных занятий. Потенциал слова необыкновенно велик, в том числе и для диагностики состояния подростка.

В своем исследовании мы обратились к возможностям словесности в реабилитации подростков и профилактике девиаций.

Духовно-нравственное развитие личности современных подростков требует анализа динамики этого развития, и, следовательно, не только наблюдения, но и разработки анкет и опросников с учётом духовно-ориентированного диалогического метода. В этом случае реализуется субъектная роль респондента. Актуальность темы предполагала проведение масштабного исследования.

Исследование проводилось в течение ряда лет, была составлена и опубликована в свободном доступе анкета. Исследование проводил С.Н. Семянников, в разработке вопросов анкеты принимали участие специалисты Образовательного частного учреждения высшего образования «Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет» и Государственного автономного образовательного учреждения высшего образования «Московский городской педагогический университет».

На вопросы анкеты отвечали подростки 8 – 18 лет, живущие в семьях, детских домах и временно находящиеся в реабилитационных центрах Российской Федерации.

Анализ основных особенностей духовно-нравственного развития современных школьников, проживающих в различных социальных и региональных условиях, по результатам анкетирования более 4 тысяч человек разного вероисповедения потребовал разработки анкеты, определяющей значимость основных социальных и духовно-нравственных ценностей:

  • семья и её иерархия;
  • отношение к посмертной жизни;
  • отношение к любви, лжи, эгоизму, к ближнему (миролюбие, терпимость).

При составлении вопросов анкеты во внимание принимались филологические особенности современной ситуации в молодёжной среде, целый ряд «отраслей» «живого русского языка», соответствующих молодёжным субкультурам, не позволяющим вполне адекватно строить диалог, т.к. подростки сознательно обособляются по языковому принципу. В противном случае трудно было бы интерпретировать полученные результаты. С другой стороны, учитывалась необходимость воспитывать культуру речи, которая, в свою очередь, способствует формированию культуры мышления, развивая диалогичность в личности, стимулируя мыслительные процессы.

Примером может служить практически любое анкетирование, в котором присутствуют «свободные ответы», позволяющие точнее понять образ мысли респондента.

Многие пункты анкеты соотносятся с диалогичностью внутреннего мира подростка. Результаты разработки анкеты, в которой участвовали специалисты ГАОУ ВО МГПУ и ОЧУ ВО ПСТГУ, представлены на ресурсе (http://podrostki.today/)

Вопросы анкеты словесно оформляют то, о чём мыслит подросток в поисках своего пути в жизни. Здесь были такие вопросы о том, что дороже всего на свете, о цели жизни и об идеале жизни, о том, что ценится в человеке более всего, об отношении к себе и к другим, о представлении о себе лучшем (какими качествами ты хотел бы обладать), об отношении к семье.

С точки зрения предупреждения девиаций нам представляется важным, что в анкете прозвучали слова «любовь», «семья», «что дороже», «идеал», «сила воли». Эти слова помогают направить мысль в позитивное русло и представить не только направление движения жизни к обретению любви и духовных ценностей, но и определить средства достижения результата – «сила воли», «дисциплина».

В то же время именно вопросы анкеты позволяют задуматься над словами «эгоизм», «обида», «злость», позволяют в спокойной обстановке рассуждать над вопросом «что ты сделаешь, если тебя разозлить?», а «если тебе соврут?». И здесь не только встает вопрос о выборе своей модели поведения в такой ситуации, но и реакции на поведение других людей.

Результаты анкетирования, проведённого в нескольких детских социально-реабилитационных центрах Московской области, дают возможность заключить, что в целом подростки обеих групп (подростки семьи и подростки реабилитационных центров) обладают многими схожими чертами, свойственными их возрасту и изложенными в классических трудах по психологии и педагогике: резкие перепады настроения, повышенная эмоциональность, импульсивность, неусидчивость и плохая кон­центрация внимания, раздражительность и т.д.

В то же время особенности пребывания в негативной среде накладывают на все эти явления свой отпечаток, что часто приводит к гипертрофированию и уродливому искажению всех этих закономерных явлений развития личности. Этому способствуют и возросшие технологические возможности, такие как мобильность, увеличение потока и качества информации, появление киберпространства с его спецификой, которые по-своему трансформируют мировоззрение современных подростков (да и всего общества) и делают его иным даже по сравнению с подростками конца XX-го века.

Приведём в качестве примера результаты исследования отношения подростка к своему внутреннему миру.

Выявленное значительное отличие отношения подростков РЦ к своему внутреннему миру по сравнению со сверстниками, воспитывающимися в семьях. Такое расхождение согласуется с исследованиями О.Н. Истратовой и Е.В. Змановской.  (Истратова, 2006), (Змановская , 2004) и др.

У большинства социальных сирот в результате ряда негативных явлений в их жизни значительно страдает самооценка: она оценивается как завышенная или заниженная. Неадекватная самооценка приводит к неадекватному поведению как средству компенсации депривации. Этому способствует и вынужденная ограниченность во внешних социальных контактах, обусловленная спецификой внутреннего распорядка социально-реабилитационного центра.

Особенно ярко эта тенденция проявляется в таком явлении, как малая активность или, по И.А. Фурманову, пассивность (Фурманов И.А., Аладьин Н.В., Фурманова Н.В., 1998) [Фурманов]. (Фурманов И.А., Аладьин Н.В., Фурманова Н.В., 1998). Выражается это в полной жизненной апатичности, отсутствии инициативы и живого воображения у подростков реабилитационных центров, которые в таком внутреннем состоянии не способны (и боятся) адекватно выстроить и декларировать элементарную шкалу своих ценностей. На призыв анкеты раскрыть свой внутренний мир исследователю они дают, по большей части, односложные ответы. В ответах просматривается стремление подростков реабилитационного центра дать лишь один тип ответа. Остальные ступени шкалы по большей части игнорируются, получают минимальный возможный балл.

Как исключение из этого правила стоит ряд травматичных на этот период их внутренней борьбы понятий, которые, вызывая боль, принуждают дать развёрнутые ответы в виде более полного шкалирования. Часто такой вид реакции выражается в виде вызывающего, агрессивно-протестного свободного ответа, состоящего из грубой и пошлой брани и ненормативной лексики, призванной, кроме самоутверждения, дать отпор, закончить неприятный диалог, что согласуется с данными теоретических исследований. (напр. (Фурманов И.А., Аладьин Н.В., Фурманова Н.В., 1998))

Приведем данные по ответам в таблице (см. Таблицу 1.)

Контрольная группа – подростки семьи, проживающие в Подмосковье и посещающие те же самые учебно-образовательные учреждения что и исследуемая группа – подростки РЦ, намного полнее и активнее выражают свою жизненную позицию. Средний балл их шкалы ценностей очевидно выше такого же показателя у исследуемой группы. Образно такую ситуацию можно охарактеризовать так: подростки, проживающие в семье, вполне откровенно и без принуждения выражают своё мнение. Они сами стремятся к диалогу, чтобы декларировать своё мнение. Подростки, находящиеся в социально-реабилитационных центрах, уклоняются от стороннего общения как от потенциального травматизма. Они боятся выразить своё мнение обычным, диалогическим способом. Их «способ самовыражения» более резок и гипертрофирован по сравнению с их «семейными» сверстниками.

Такое внутреннее состояние сочетается с различного вида травмами (психическими, психологическими, физическими), полученными во время проживания в негативной обстановке семьи.

Таблица 1.

Результаты ответов участников анкетирования:

Контрольная группа подростков, воспитывающихся в семье (КГ), и исследуемая группа (ИГ) – подростки реабилитационных центров.

 

Что мне дорого?
КГ ИГ
Семья 4,6 4,6
Друзья 3,8 3
Учёба 3,7 3
Мои увлечения 3,5 2,5
Сам Я 3,4 2,5
Главная цель моей жизни — это …
КГ ИГ
Создание семьи 4,1 3,5
Забота о родителях 4,3 3,6
Учёба 3,8 3,2
Работа 4,0 3,0
Приобретение материального достатка 3,8 2,4
Цель жизни каждого человека –  стремление к получению комфорта и удовольствия 3,7 2,3
Идеал, к которому я буду стремиться в жизни, — это …
КГ ИГ
Любовь 4,1 3,6
Труд 4,1 3,3
Самореализация 4,1 2,8
Материальный достаток 4 2,6
Власть и слава перед людьми для достижения своих целей 2,9 2,2

 

Подростки контрольной группы  вполне откровенно декларируют своё стремление к таким социально-значимым целям, как любовь, труд, самореализация и материальный достаток, не скрывая своей здоровой, энергичной и задорной подростковой амбициозности. Важен тот факт, что подростки семьи и подростки реабилитационных центров – это те же самые подростки, которые вчера жили в одном дворе-мире, а сегодня некоторые из них попали в совсем другой, шокирующий их мир – мир реабилитационного центра, почти тюрьмы в их понимании. Этот стресс накладывается на уже имеющиеся в психике и физиологии подростка травмы, полученные от жизни в неблагополучных семейных условиях, и в результате получается то самое мировоззрение подростка реабилитационного центра, которое мы отмечаем в результатах исследования (исследование С.Н. Семянникова: Семянников, 2017; а также Ромашина С.Я., Семянников и др., 2016).

Готовность, желание диалога, потребность выразить себя, своё мнение окружающим – вот отличительная черта подростков семьи в сравнении с подростками реабилитационного центра. В этом проявляется степень и желание дальнейшей социализации подростка, его наличная, активная, динамичная жизненная позиция, что согласуется и с выводами других исследователей (Мустафина, 2015).  Противоположная ей жизненная позиция подростка реабилитационного центра является приобретённой, ярко декларируемой, но хрупкой и не укоренившейся во внутреннем мире. Можно сказать, что подростки семьи выражают мнение, а подростки реабилитационного центра изливают боль. Это подтверждается на примерах личного общения и наблюдения. Внутренняя борьба этих двух мировоззрений даёт нам картину мировоззрения подростка реабилитационного центра, социального сироты.

С точки зрения психологии диалога ситуация замкнутости подростков реабилитационных центров характеризует их негативное душевное состояние, выражающее конфликт их наличного Я и идеального Я (Флоренская, 1991), которые противоречат друг другу. Отсутствие диалогичности во внутреннем мире подростка (диалога сознания и совести) влечёт за собой отсутствие и боязнь диалога с окружающим миром, что выразилось в результатах анкетирования. Здесь важно отметить, что диалог подразумевает хотя бы желание взаимопонимания. Взаимное понимание, приятие позиции своего ближнего является началом пути к любви, гармонии и объединению, а не к гордому одиночеству. Замкнутость, обеднение общения,  охарактеризованные рядом исследователей как обеднённая информационная среда (Прихожан, Толстых, 2005, с. 22), наоборот, ведут к снижению вариативности социальной ситуации развития, обедняют и огрубляют систему значимых межличностных связей и осложняют путь адекватной социализации личности. Поэтому отсутствие открытости, желания общения, диалога характеризует ситуацию подростков реабилитационных центров как требующую кардинального изменения.

Второй тип поведения подростков в такой ситуации выражается в развязности, агрессивном стремлении к лидерству. Поведение подростков, не отличающихся высоким уровнем интеллектуального развития, житейского опыта и достаточно твёрдых волевых качеств, сводится к дерзости на уроках, грубости с окружающими и, как правило, агрессивным и циничным поведением в отношении тех, кто не может дать сдачи. (Фурманов И.А., Аладьин Н.В., Фурманова Н.В., 1998).

Обратим внимание на отношение к силе воли в ответах анкетируемых.

Отношение к собственным волевым качествам в мировоззрении подростков реабилитационных центров имеет свои особенности: признают недостаточность этого качества в своём характере 9,4% испытуемых  (в контрольной группе это  1,9%) при том, что всего лишь 38,8% испытуемых признают в себе её наличие (50,4% КГ) (См. Таблица 2.)

Таблица 2.

 

Результаты опроса

исследуемой группы (ИГ) подростков реабилитационных центров

и контрольной группы (КГ)

Есть ли у тебя сила воли? Как она проявляется? (Одиночный выбор)
  КГ ИГ
Да, есть. Воля проявляется в работе над собой. 50,4% 38,8%
Нет, но я хочу её иметь, и стараюсь это качество в себе

выработать,  чтобы стать лучше.

28,8% 28,2%
Да, есть и я всячески демонстрирую это окружающим,

чтобы они  это знали.

4,0% 5,9%
Нет, и я не хочу что-либо менять. 1,9% 9,4%
Я пока не знаю 6,6% 7,1%
Я не хочу отвечать на этот вопрос 4,8% 5,9%
Иной ответ 3,5% 4,7%

 

 

 

Р

 

Решение этих проблем, требует разработки адекватных и эффективных технологий духовно-нравственной поддержки подростков из неблагополучных семей посредством синергичной диалогической работы в реабилитационных центрах.

Такой основой для поведения профилактики девиантного поведения и продолжения заданного анкетой хода мысли является выстраивание диалога на основе прочитанного.

Понятно, что предложить чтения современному подростку довольно сложно. С этой целью мы приведем пример работы с произведениями разного объема, разного жанра. Но все они будут иметь потенциал для использования слова как средства профилактики девиантного поведения.

Остановимся на миниатюре М.М. Пришвина «Голубые тени», на повести «Кладовая солнца» (сказка-быль), сказка Л. Чарской «Фея в медвежьей берлоге».

Это произведения позволяют выстраивать диалог о смысле жизни человека, ценностях мира и человека, о пути человеческом, случайных и неслучайных встречах, взаимодействии людей друг с другом. Речь идет о влиянии произведений искусства на душу человеческую, на ход мысли и духовно-нравственное развитие. В психологии активно используется художественное слово наряду с музыкой и красками и арттерапии.

Миниатюра М.М. Пришвина «Голубые тени» из цикла «Лесная капель» может быть приведена полностью.

 

ГОЛУБЫЕ ТЕНИ

Возобновилась тишина, морозная и светлая. Вчерашняя пороша лежит по насту, как пудра, со сверкающими блестками. Наст нигде не проваливается, и на поле, на солнце, держит еще лучше, чем в тени. Каждый кустик старого полынка, репейника, былинки, травинки, как в зеркало, глядится в эту сверкающую порошу и видит себя голубым и прекрасным.

 

Здесь интересно любование миром природы, вглядывание в детали. Названы растения, чья надземная часть выглядит бурыми былинками и сухими палками. И видят он себя здесь, на земле, сначала такими, но в здесь – отражение мира небесного, почему и тени не серые или бурые, а голубые, как отражение мира небесного. Каждый кустик «как в зеркало, глядится в эту сверкающую порошу и видит себя голубым и прекрасным».

Вот это умение разглядеть свой идеальный образ весьма важно для воспитанника реабилитационного центра.

Сказка-быль М.М. Пришвина «Кладовая солнца» (1945) позволяет рассуждать о пути человека, вспомнить сюжет притчи о блудном сыне, который всегда имеет возможность исправиться, вернуться в дом Отца своего Небесного. Найти путь к себе лучшему. И важно здесь преодоление алчности Настенькой, и гордыни Митрашей – и поиску пути спасения в Блудовом болоте, в котором каждый из нас может оказаться. И здесь важно правильно понять сокровища той Палестинки, которую ищут ребятишки. Не только клюква и торф скрыты в болоте как «кладовой солнца», но дружба, родство, любовь, путь к себе лучшему (Боровская, Пошина, 2010).

Для разных возрастных групп читателей подходит сказка Лидии Чарской «Фея в медвежьей берлоге» из сборника «Сказки голубой феи». Главный герой серый Мишка, у которого «не было никого», «совсем одинок на белом свете был серый лохматый Мишка», он «никому не сделал зла и был страшен только потому, что одичал в одиночестве <….> Люди отняли у него медведицу-жену и детей-медвежат, убили их, а его самого ранили пулей. Эта пуля крепко засела в толстой медвежьей шкуре и напоминала ему о том, что люди – его враги, что они сделали его несчастным на всю жизнь» (Чарская, 2015, с. 26-27). Понятно, что страдающий герой такого типа окажется созвучным в своих переживаниях подросткам из реабилитационных центров. И спасает его маленькая фея Лиана, случайно залетевшая в его берлогу.

«Злой, страшный, угрюмый медведь стал добрым и кротким с тех пор, как в его угрюмой берлоге появилась крошечная фея, и как он полюбил фею, как заботился о ней и как ему не хотелось расставаться с нею» (Чарская, 2015, с. 42). И здесь в диалоге можно обсуждать случайные и неслучайные встречи в нашей жизни, смысл того, что мы оказываемся рядом с существом, страдающим и можем своей любовью дать ему надежду на жизнь, готовить душу подростков к встрече с добром, искренними чувствами. И наконец, к самостоятельному определению: фея должна была вернуться к своим сородичам, а медведь – учиться жить дальше, правильно выбирая свой путь.

В эмоциональной составляющей диалога на материале художественного произведения мы видим залог успешной работы с подростками, основу для выстраивания духовно ориентированного диалога.

Намеченные во время анкетирования ориентиры предстоящего разговора с миром вполне поддерживаются правильно выстроенной дальнейшей работой с подростками.

Подведем итоги.

Слово имеет несомненный потенциал для проведения духовно-ориентированного диалога в большой работе по реабилитации подростков.

Привлекать этот потенциал слова и реабилитации и в профилактике девиантного поведения можно на разных уровнях.

Прежде всего это совместное чтение и обсуждение произведений русской и зарубежной литературы, мы рассмотрели доступные для подростков реабилитационных центров тексты – небольшие по объему с огромным потенциалом для рассуждений.

Произведения художественной литературы помогают организовать и духовно ориентированный диалог с подростком, поскольку на героях художественной литературы многие вещи понять проще, а поступки «примерить на себя».

Наконец, потенциал слова в профилактике девиантного поведения может быть привлечен и при составлении анкеты для определения ценностных ориентиров подростков. Сами формулировки вопросов и вариантов ответов стимулируют размышления над смыслом жизни, ценностями временными и вечными, над дальнейшим вектором жизненного пути.

 

 

 

 

Ключевые слова: духовно-нравственное развитие подростков, духовно-ориентированный диалог, анкетирование, девиация, словесность.

 

 

Литература:

  1. Истратова, О. Н. Феномен социального сиротства как психолого-педагогическая проблема / О.Н. Истратова // Журнал «Известия Южного федерального университета. Технические науки. — 2006 г. — №14. – с. 206-211.
  2. Змановская, Е. В. Девиантология: (Психология отклоняющегося поведения): Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений — 2-е изд. испр. / Е.В. Змановская. — М.: Издательский центр «Академия», 2004. — 288с.
  3. Фурманов, И.А. Психологическая работа с детьми, лишенными родительской опеки. Книга для психологов / И.А. Фурманов, Н.В. Аладьин, Н.В. Фурманова. — Минск: Тесей, 1998. – 320 с.
  4. Семянников, С.Н. Некоторые особенности отношения современной молодёжи к основным духовно-нравственным ценностям на примере дилеммы «ложь – искренность» // Гуманитарное пространство. 2017. Т. 6. № 3. С. 522-527.
  5. Ромашина, С.Я. Диалог культур в личностно развивающем иноязычном образовании / С.Я. Ромашина, С.Н. Семянников, Р.Е. Андронова, А.В. Межина // Диалог культур, культура диалога. В поисках передовых социогуманитарных практик. Материалы Первой международной научно-практической конференции 14-16 апреля 2016г. – 2016. – с. 471-475.
  6. Мустафина, Л. Ш. Динамика социальных представлений о совести как индикатор нравственно-психологического состояния современной молодёжи / Л.Ш. Мустафина. — Кострома: КГУ им. Некрасова, 2015. — с. 21-23.
  7. Флоренская, Т. А. Диалог в практической психологии / Т.А. Флоренская. — М.: Владос, 1991. — 208 с.
  8. Прихожан, А.М. Психология сиротства / А.М. Прихожан, Н.Н. Толстых. — СПб.: Питер, 2005. – 416 с.
  9. Боровская, Е.Р. Пошина, С.А. Христианские ценности в «Кладовой солнца» М.М. Пришвина. // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия «Педагогика – Психология». Вып. 4 (19). М., 2010. С. 26-43.
  10. Чарская, Л.А. Сказки голубой феи. – М.: Махаон, 2015. -160 с.

Текст полный: https://www.futureacademy.org.uk/files/images/upload/IFTE2018F114.pdf

Журнал: European Proceedings of Social and Behavioural Sciences EpSBS  

Volume XLV (45) eISSN: 2357-1330

Ссылка на выпуск журнала:  https://dx.doi.org/10.15405/epsbs(2357-1330).2018.9.1   pp. 977 – 985